Assassin's Creed Wiki
Advertisement
Assassin's Creed Wiki

Томас Кавана - является одним из мудрецов. О его жизни можно узнать из писем которые разбросаны в виде бутылок по всей локации.


Биография

Томас Кована родился в 1652 году, в Бостоне. С самого его рождения и родители и соседи подмечали, что желанья и привычки у Томаса странней, чем у прочих. Глаза имели несходный цвет и размер, обращая на себя вниманье, и оттого многие задавали вопросы и пугались. Но и поведение так же было странное, он нередко употреблял жесты и делал движенья самые таинственные, и знаки, коих значения даже его родители не могли разгадать. Они говорили также, будто он не плакал и не кричал, каковое поведение весьма странно для младенца, хоть мать его, верно, была сим довольна. К исходу первого года он уже овладел даром речи. Первые слова были «любовь моя» и «возлюбленная». Родители сочли сие добрым знаком крепкого ума, но вряд ли были довольны выбором сих слов. Их тревоги были не напрасны, ибо к двум летам, когда он должен был звать сих славных пастырей Батюшка и Матушка, он стал звать их Элизабет и Томас. Его отец был сапожником, а мать вела скромное хозяйство и растила Тома как могла. Жили они у Южных Причалов, где приставали фрегаты и галеоны, и привозили всяческие товары в его молодую колонию, либо же увозили их оттуда. Его всегда пленяли эти суда, а особливо Дух Странствий, кои они сулили. Не одно утро он проводил на пристани, глядя как они заходят в гавань из дальних морей и исчезают. Вовсе не недостаток воображенья либо скука были тому виной. Он все гадал, что там, за лазурной линией между Небом и Морем, и так родилось мое Желанье путешествовать и открывать Мир. В четыре года появилось его первое видение. Был ясный осенний день. Он с родителями прогуливались в местечке, каковое зовется Бикон-Хилл. Он как раз окончил завтракать и пошел на вершину, дабы оглядеть величественный город внизу. На него вдруг нахлынула прохлада. Мир потемнел и вместе с тем засиял. Он стал падать навзничь, но его как будто подхватили прохладные руки, и некий Глас произнес: «Иди, возлюбленный. Отдохни». Это было дивно, и жутко, но великая Любовь сразу затопила его. А Глас продолжал: «Твоя жертва не будет напрасна. И хотя ты уйдешь из этой Жизни, я сделаю так, чтобы ты вернулся. Возродился и остался со мной навеки…».Потом он очнулся. В период с четырех до четырнадцати лет ему постоянно казались эти виденья. Едва 5му исполнилось четырнадцать, отец решил, что Тому с его талантом должен овладеть каким-либо мудреным ремеслом или уменьем, и отдал в ученье Джонатану Дэвенпорту из Бостона, плотнику и столяру. У Мастера Дэвенпорта было немало рабов, и еще два белых мальчика кроме Тома, — каменщик и плотник, — не отличавшихся особым умом. Заметив же в Томе искру пытливого разума, и поняв, что он смекалист, Мастер Дэвенпорт решил, что из его нового слуги выйдет отличный столяр. Томе был рад, ибо сие занятье давало ему 2 фунта в год и великое спокойствие духа. Позже он покинул дом, однако в том юном возрасте он покидал дом с необычайной радостью: никогда я не чувствовал такой безграничной Свободы.↵Правда голоса в его голове мешали ему. Когда он плыл в Вест-Индию на его Бриге был пьяный который вызвал на дуэль пиратов, но при этом случайно застрелился. Очутившись он Ямайке, я прогнал прочь праздные мысли и фантазии и занялся поисками места. Рекомендательное письмо наставника, Мастера Дэвенпорта, способствовало успеху, и вот уже спустя две недели Том уговорился о встрече с посредником достопочтимого мистера Питера Бекфорда, известного во всей Вест-Индии своим Благородством и Мудростью. Последней отличался и его посредник, каковой сразу предложил Тому место, и два дня спустя Том начал оснащать бараки рабов крепкими дверьми и прочными крышами. Тома нанял Питер Бекфорд который был человеком великого обаянья и большой гордости. На Ямайку он приехал в 1662 году, и всего за 10 лет сумел обзавестись солидным участком земли, каковой без промедленья пустил под тростниковые поля. По прибытие на Ямайку имел всего три раба, но теперь он имеет целых три сотни. Питер был очень щедрым человеком, но когда он видел что проигрывает в споре, резко впадал в ярость. Спустя большее количество времени в гавань в Кингстоне прибыл Галеон с Голландским Флагом, но данный корабль оказался испанским. На корабле был сам Лауреано Торрес. Который заинтересовался Томасом. Торрес задавал вопросы: "Вы слышите голоса", "Голоса. Из глубин вашего Разума. Или, точнее, Воспоминанья, словно из иной Жизни", но Томас решил притворится незнающим. И быстро попрощался с Торресом. По приходу в комнату, на Томаса напало виденье. Когда Томас оклемался он увидел письмо от Торреса с содержанием: - «Дорогой сэр! Нижайше прошу прощенья за беспокойство, каковое, должно быть, вызвали мои настойчивые расспросы, но вы — точная копия человека, которого я и мои товарищи давно пытались разыскать. Уделите мне немного времени, и я все объясню. Ваш друг, Лауреано Торрес». -

Но вдруг на Томаса напал Ассасин который усыпил его. Он очнулся несколько дней спустя в шумном туземном поселке, за много лиг от того места, кое он звал Домом, и с ним рядом был тот же самый человек. Он тоже был туземец, с лицом волевым и серьезным, но добрым. Он назвался Баламом и велел мне не пугаться. Как ни странно, он и так не испугался. Он был спокоен и говорил мягко. Я спросил, зачем он привез меня сюда. Он искренне удивился и ответил:

«Но ведь ты Мудрец. По твоему лицу это видно сразу, особенно по глазам». Я не знал, что и думать. Он, тем временем, продолжал: «Ты лишь последний из долгой вереницы одинаковых мужчин — мужчин, рожденных не в свое Время. Твой Облик и твоя Душа — образец, повторяющийся из века в век. Порой целое столетье проходит без явленья Мудреца, порой за одно десятилетье рождается двое. Мы не знаем почему». Балам рассказал ему про обсерваторию и про то зачем Томас нужен Торресу. После непростой беседы с Баламом, Том целый день размышлял, как быть. Странные и неясные Идеи роились в его голове. Разумным ему казалось то одно, то вдруг вовсе противоположное. Наконец он решился. Вы были любезны со мной — сказал он Баламу. — Я полностью вам доверяю. Но описать вам мои Виденья и Воспоминанья я не в силах, ибо еще не понимаю их сам. Таковым образом я должен покинуть вас и тайно отправиться в то Место, что занимало мои Мысли столько лет».

Балам улыбнулся. «Я все понимаю, — сказал он, — и верю тебе. Тебе полезно будет отыскать Источник твоих Видений. Отправляйся и найди Ответы на свои Вопросы. Мы снабдим тебя всем необходимым и проводим тебя в Путь». «Спасибо Вам! — отвечал он, — ежели то, что я найду, удовлетворит меня, я вернусь сюда и поделюсь Ответами с вами". Прошло несколько дней, и Балам сдержал свое слово. Вместе со своим сыном А-Табаем он доставил Тома в рыбачий поселок неподалеку от своей усадьбы и снабдил картами и деньгами, а затем предупредил: «Ныне в Вест-Индию прибывает все больше Тамплиеров, а этот Торрес — их Великий Магистр. Пока они немногочисленны, но скоро их будет больше. Остерегайся и не поддавайся на их уговоры. Что они не смогут взять лаской, постараются взять силой!" Они тепло распрощались. В поисках того места Том провел много времени. Он открыл портал, и оказался на острове сам. Томас провел много времени в Обсерватории, встретился с Туземцами которые рассказали ему все, и про таких же Мудрецов и про его цель. В 1706 году он заболел и начал общаться с духов его видений, и по тихонько он вспомнил прошлого себя, и свою смерть


Advertisement